Генерал СКР оказался в эпицентре поджога

Генерал СКР оказался в эпицентре поджога

Генерал СКР оказался в эпицентре поджога

“Ъ” стали известны подробности скандального уголовного дела обвиняемого в терроризме бывшего руководителя управления Следственного комитета России (СКР) по Волгоградской области, позже советника председателя ведомства Александра Бастрыкина генерал-лейтенанта юстиции Михаила Музраева. По данным источников, расследование было начато после того, как с заявлением в ФСБ обратился лично губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров. Чиновник не высказывал претензий к самому генералу СКР, однако связывал поджог своего дома, совершенный почти три года назад, с собственной служебной деятельностью и указывал на полученную им анонимку с угрозами. Главным же доказательством против господина Музраева пока являются показания недавно задержанного бизнесмена, который обвиняется в организации поджога домовладения губернатора. Сам Михаил Музраев называет приписываемые ему деяния «фантазиями следствия».

Как сообщили “Ъ” информированные источники в силовых структурах, поводом для возбуждения уголовного дела, главным фигурантом которого является Михаил Музраев, стало заявление губернатора Волгоградской области 49-летнего Андрея Бочарова, которое он 3 июня этого года направил начальнику регионального управления ФСБ генерал-лейтенанту Анатолию Гулевскому. Оно уместилось на одном листе, а суть заявления состоит в том, что начиная с 2 апреля 2014 года, когда он возглавил область, господину Бочарову «неоднократно поступали угрозы», в том числе и «физической расправы». «Основанием которых может являться моя должность губернатора Волгоградской области, направленная на наведение порядка жизнедеятельности Волгоградской области…» — сообщил высокопоставленный чиновник. Одним из «способов реализации» этих угроз господин Бочаров посчитал попытку поджога его дома, расположенного в черте Волгограда в поселке Латошинка, в ночь на 16 ноября 2016 года.

В связи с этим губернатор попросил УФСБ «провести проверку по изложенным обстоятельствам и принять решение», отметив, что об ответственности за заведомо ложный донос ему известно. Проверку заявления поручили старшему оперуполномоченному по особо важным делам в звании майора из отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом регионального ФСБ. Уже на следующий день он подал рапорт на имя генерала Гулевского с предложением передать собранные материалы в следственный отдел УФСБ для возбуждения уголовного дела, что и было сделано 5 июня. В документе оперативник особо отмечал, что через несколько месяцев после поджога дома четырьмя злоумышленниками в масках, которых зафиксировали камеры видеонаблюдения, 29 июня 2017 года, в общий отдел администрации области поступило анонимное письмо. Оно содержало угрозы в адрес губернатора, однако ни полиции, ни чекистам установить личность отправителя не удалось.

В результате в четыре часа утра 10 июня этого года следователь местного ФСБ возбудил уголовное дело о совершении теракта-поджога, создающего опасность гибели человека, в целях дестабилизации деятельности органов власти, совершенного группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ). Целью преступления, как посчитал следователь, стало «воздействие на принятие губернатором властных решений по руководству регионом». Источник “Ъ” в силовых ведомствах особо подчеркнул, что как поджог, так и анонимка «создали реальную угрозу» жизни чиновника и его семьи, а тяжкие последствия не наступили «по обстоятельствам, не зависящим от воли преступных исполнителей».

Стоит отметить, что буквально через несколько минут после возбуждения уголовного дела замначальника следственного управления ФСБ РФ генерал-майор Михаил Савицкий распорядился передать уголовное дело для расследования в центральный аппарат ведомства. В следственную бригаду вошли более двух десятков сотрудников, московских и волгоградских, а оперативное сопровождение дела поручено одному из самых засекреченных подразделений ФСБ — 2-й службе (собственная безопасность).

Собеседник “Ъ” сообщил, что уже в семь утра 10 июня столичные чекисты допросили Андрея Бочарова. По словам источника, губернатор на этот раз подробнее изложил свою версию поджога и угроз в его адрес. В частности, чиновник якобы сообщил, что при вступлении в должность перед ним стояло несколько важнейших задач, в том числе проведение празднования 75-летия Сталинградской битвы и матчей ЧМ-2018 по футболу. Кроме того, господин Бочаров должен был «навести порядок» в различных сферах, в том числе в вопросе «повышения эффективности работы предприятий с государственным и муниципальным участием». В связи с этим, утверждает господин Бочаров, в поле его зрения попало одно из крупнейших и самых прибыльных предприятий Волгограда — МУП «Центральный рынок», которое находилось в долгосрочной аренде у ООО с одноименным названием. Якобы чиновник пояснил, что доходы от рынка, которым фактически руководил бизнесмен Евгений Ремезов, до 2011 года поступали представителям местного криминалитета, сначала — Владимиру Кадину, а после убийства последнего — его преемнику. С санкции и под личным контролем главы региона начались судебные процессы по выводу рынка из аренды и установлению контроля над ним местными властями. Это, по мнению чиновника, «сформировало недовольство лиц, потерявших контроль над финансовыми потоками». Именно после этого, по словам собеседников “Ъ”, губернатору и стали поступать «предупреждения и угрозы». Между тем, говорят источники, господин Бочаров сообщил силовикам, что никого из фигурантов дела о поджоге не знает и ни с кем из них не конфликтовал. Что касается господина Музраева, то с ним у губернатора тоже не было проблем, говорят даже, что они иногда якобы встречались и в неслужебной обстановке.

Пока же главным доказательством причастности генерала Музраева к теракту являются показания задержанного в конце мая Евгения Ремезова.

Тот признал, что от деятельности рынка извлекал «неплохой по меркам Волгограда доход», но был вынужден «пользоваться покровительством» как представителей криминалитета, так и силовых структур. Сначала по 500 тыс. руб. в месяц поступало Владимиру Кадину, а после его гибели «крышу» рынку якобы пытались предоставить люди из той же группировки. Впрочем, Евгений Ремезов, как следует из его показаний, предпочел обратиться к другому решальщику — Сергею Брудному, который якобы был не только связан с тогдашним главой областного управления СКР Михаилом Музраевым, но даже занимался «склонением» местных предпринимателей под «покровительство» генерала юстиции. Господину Брудному выплачивалось уже от 500 тыс. до 1 млн руб. ежемесячно. Как уверяют источники “Ъ”, Евгений Ремезов также якобы заявил следствию, что точно знает, что часть денег от Сергея Брудного через предпринимателя Владимира Зубкова передавалась Михаилу Музраеву. В мае 2014 года Сергей Брудный был застрелен наемным убийцей, но его дело якобы продолжил его брат Виталий. Именно последний, по словам Евгения Ремезова, сообщил ему, что генералу Музраеву через господина Зубкова якобы платят за покровительство и другие предприятия, в связи с чем у них не бывает проблем. Как утверждает в своих показаниях господин Ремезов, генерал якобы и ему посоветовал в конце концов уйти с рынка, так как «поменялась политическая ситуация». Именно после этого, по словам Евгения Ремезова, Виталий Брудный и Владимир Зубков якобы предложили ему «совершить действия устрашающего характера» в адрес губернатора, для начала бросив гранату во двор знакомого чиновника в поселке Латошинка. А заинтересован в этом был, по мнению господина Ремезова, именно генерал Музраев, так как расследование взрыва «позволит получить ему влияние над губернатором и его окружением». Позже, однако, речь зашла уже о поджоге дома другого знакомого Андрея Бочарова, что Евгений Ремезов и согласился организовать. Сам он на это время уехал в США и якобы, уже находясь там, узнал, что подожгли дом самого главы региона.

Напомним, что в ходе следствия генерал Музраев и его подчиненные нашли поджигателей. Евгений Ремезов был объявлен в розыск и задержан в мае этого года. А месяц назад по делу о теракте — Михаил Музраев и Владимир Зубков. При обыске у генерала изъяли охотничье ружье Benelli, карабин и двустволку, а также наградной пистолет ГШ-18.

Адвокат генерала СКР Владимир Семенцов заявил “Ъ”, что все доводы следствия не выдерживают никакой критики. Он выразил недоумение тем фактом, что губернатор Бочаров написал заявление в ФСБ лишь спустя почти три года после поджога и два года после получения анонимки. «Практически все документы вызывают просто гомерический смех, так как, кроме признаний Ремезова, в деле нет больше ничего, нет даже самого события преступления»,— подчеркнул защитник. Адвокат также отметил, что Евгений Ремезов почему-то дает показания в качестве свидетеля, хотя из его же слов вытекает, что он являлся одним из организаторов поджога. Господин Семенцов отметил, что такой же позиции придерживается и его подзащитный, который называет приписываемые ему деяния «фантазиями следствия». Между тем, несмотря на то что соглашение с адвокатом о представлении интересов находящегося в «Лефортово» Михаила Музраева было подписано еще 11 июня, господин Семенцов, по его словам, до сих пор не смог встретиться с подзащитным. «Следователь просто не подписывает разрешение на свидание в СИЗО»,— пояснил адвокат. В результате клиента он видел только при рассмотрении апелляционной жалобы на арест генерала в Мосгорсуде. «Я писал письма, жалобы, направлял телеграммы на имя Юрия Чайки и Александра Бортникова, но никакой реакции нет»,— заключил господин Семенцов.

Сергей Сергеев

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)