Победительница телешоу «Голос» привезла в Сочи свою родню из Пекина

На 30-м Открытом российском кинофестивале состоялась премьера фильма «Троица» китаянки Ян Г. Это ее вторая картина после дебютного «Ню», год назад отмеченного спецпризом ММКФ. «Троица» снята на английском языке, но герои там говорят на ломанном русском. Ян Гэ сыграла Марго, переживающую муки любви. Она – преподавательница китайского языка и его носительница, а полюбила своего темнокожего студента. Муж у нее – бледнолицый, напоминает европейца и говорит с легким акцентом. Как и в «Ню» — это страдания одинокой души в мегаполисе. Москва на экране едва узнаваема, но речь именно о ней.

фото: Геннадий Авраменко

Ян Гэ, женщина, которая поет.

Ян Гэ родилась в Пекине, В Москве окончила ВГИК, где ее мастером был кинорежиссер Сергей Соловьев. Она работает в «Гоголь-центре» как актриса, снимается в кино. В ее послужном списке — «Экипаж», «Тобол», «Звоните ДиКаприо!». В 2017 году Ян Гэ стала финалисткой телешоу «Голос». А теперь занялась с режиссурой и, похоже, с этого пути не сойдет.

«Троица» — англоязычный фильм, где представлены три расы, но фильм все равно русский, как заметил снимавшийся в нем актер Андрей Курганов: «Все страдают. Как и положено в русском кино».

Ян Гэ сознательно снимала на английском как самом интернациональном языке. А потом заставила актеров переозвучить роли для российского зрителя. Это важно ей — как дополнительная краска в актерской игре. В родном ее Китае смотрят в основном дублированные фильмы. У нас тоже не любят субтитры.

«Я не хотела решать за зрителя, кто виноват, а кто нет, кто маньяк, а кто хороший человек, — говорит Ян Гэ. – Вы сами должны разобраться. История основана на реальных событиях. Вы видели врача на экране. Такой персонаж действительно есть. И маньяки существуют. Я люблю своих родных и свою страну. Не буду отрицать, что я – китаянка. Мои родственники – мама и две тети — сыграли богинь. Они появляются на экране каждый раз, когда моей героине нужно сделать выбор. Вам нравятся мои родные? Они миленькие. Я снимаю не про русских или китайцев. Про всех. Мне хотелось, чтобы зритель не обращал бы внимание и на то, где все происходит».

В разгар съемок Ян Гэ попала в больницу. 16 дней не могла выходить на площадку. «Я лежала под капельницей, но надо было срочно снимать бег моей героини босиком, — вспоминает Гэ, которая всегда точно знает, как эмоционально воздействовать на зрителей с собеседников. — В Москве тогда было два градуса тепла, и я придумала технику съемок. Села на тележку из супермаркета. Мне говорили: «Ян Гэ, это же бред!» Но мы попробовали. Вся группа снимала меня на телефон. Сижу я в тележке, двигаю руками, делаю вид, что бегу. И никто не заметил, как эта сцена снималась».

«Троица» — это трое любовников. Но название пришло в голову сценаристке и литовской подруге Ян Гэ с девятилетнем стажем Грете Шушчевичюте во время праздника Святой Троицы. Так что ко всей это милой чепухе пристегнули еще и религиозную тему. Ян Гэ приходит в храм Святого Андрея в Москве. И ее Марго беседует со священником. С Гретой Ян Гэ училась у Сергея Соловьева, и он пришел на сочинскую премьеру своих студенток. Грета объясняет, зачем им понадобились священник и психолог: «Теперь все к ним ходят. Разговор с психологом реальный. Сейчас модно, чтобы люди делали то, что они хотят». Об этом и идет с ним диалог. Он наставляет заблудшую душу как и священник: делай то, что хочешь, не делай того, чего не хочешь. Грета – театральный режиссер. А сценаристом стала впервые по настоянию Ян Гэ.

Ян Гэ призналась: «Я — верующий человек, приняла православие. Кто-то там наверху стоит и наблюдает за нами. Все мы грешники и в то же время — боги. Люди готовы прощать, как делает это бог. Я считаю, что люди – святые и верю в лучшее». В китайской традиции, по ее словам, самое главное — хранить семью. Этому ее учила и мама, которую вместе с тетями Ян Гэ привезла в Сочи. Они вышли на сцену представлять картину, ничего не говорили. И поскольку родственницы режиссера говорят только по-китайски, Ян Гэ призвала зрителей в сценах их появления бурно выражать эмоции. Тогда они что-то поймут в реакции зала. Но зал хранил гробовое молчание, и оживился ближе к финалу, когда добитый изменами Марго муж надел женское платье, накрасил губы и начал танцевать в пустой квартире. Окно зияло как дыра в ночной Москве. А в нем бесновался странный человек — жертва измены. Ян Гэ рассказывает, что после премьеры к ней подошли 15 человек и признались, что и у них была такая история. Мужчины при этом плакали. Наверное, они так же танцуют в женском платье в своих одиноких жилищах.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)