Неизвестное письмо Туполева

Неизвестное письмо Туполева

В архиве ФСБ России обнаружено ранее неизвестное письмо авиаконструктора Андрея Туполева, написанное им в НКВД после ареста в 1937 году. Узник высказывает в документе свои предложения по развитию самолетостроения в СССР, а также предлагает НКВД забрать в свое распоряжение один из заводов Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) и перевести туда других арестованных специалистов. Это письмо, возможно, послужило толчком для возврата «шарашек» — научно-технических тюрем, ликвидированных в 1934 году, говорят эксперты. В такой тюрьме авиаконструктор впоследствии создал один из описанных в письме самолетов.

Письмо Андрея Туполева, адресованное народному комиссару внутренних дел СССР Николаю Ежову, обнаружил в Центральном архиве ФСБ РФ московский исследователь Сергей Прудовский. «Это фонд 3, опись 5, порядок, то есть дело, 201, листы 315–321»,— объяснил “Ъ” месторасположение документа господин Прудовский. По его словам, в деле под названием «Материалы по инстанциям» собраны не связанные друг с другом документы за 1937–1938 годы, и письмо Андрея Туполева он обнаружил случайно. «Там же, например, лежало сообщение за 1937 год о том, что японский корреспондент направил в свое агентство телеграмму о происходящем в Советском Союзе в обход цензуры Народного комиссариата иностранных дел СССР»,— отметил господин Прудовский.

Датировано письмо 14 января 1938 года. На тот момент Туполев два с половиной месяца находился в камере №58 Бутырской тюрьмы в Москве. 49-летний авиаконструктор, уже создавший со своей командой для военного и гражданского флота не менее десяти самолетов, в том числе самый большой на то время пассажирский АНТ-20 «Максим Горький», был арестован по обвинению во вредительстве и принадлежности к контрреволюционной организации. В Музее истории ГУЛАГа хранится сборник документов «Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе 1937–1938». В нем есть «сводка важнейших показаний арестованных за 27 ноября 2937 года», направленная Ежовым Сталину, со сведениями о допросе Туполева: дал показания о своей шпионской работе в пользу Франции, показал о срыве им перелета Леваневского через Северный полюс в Америку в 1935–1937 годах (самолет пропал над Северным полюсом), показал, что им был сорван полет Громова в 1933 году на установление мирового рекорда дальности (разработанная ЦАГИ первая версия самолета АНТ-25 оказалась не способна на длительные перелеты). Другие арестованные сотрудники ЦАГИ на допросах были вынуждены брать на себя вину за объективные трудности, возникавшие при создании новой техники.

В такой ситуации Андрей Туполев нашел в себе силы и написал главе НКВД письмо, в котором предложил свои умения для разработки новых типов самолетов: самолета атаки — пикирующего бомбардировщика с двумя пушками и четырьмя-шестью пулеметами и самолета сопровождения средней дальности, которые могли бы укрепить военно-воздушные силы. Также он говорит о необходимости разработать мощный мотор воздушного охлаждения — тогда советские самолетостроители были вынуждены использовать моторы иностранного производства.

Пожалуй, самым неожиданным для исследователей в письме стало предложение Андрея Туполева использовать арестованных специалистов.

«Для скорейшего и правильного решения поставленных задач полагал бы правильным: 1. Подчинить НКВД опытный завод №156 (бывший опытный завод ЦАГИ). 2. Создать специальное конструкторское бюро при заводе №156 с переводом в него необходимых специалистов, находящихся в распоряжении НКВД»,— говорится в письме.

Идея использовать труд арестованных высококвалифицированных специалистов возникла и была реализована в 1930 году. 15 мая 1930 года зампредседателя Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) при Совете народных комиссаров (СНК) СССР Генрих Ягода подписал у председателя Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) СССР Валериана Куйбышева циркуляр, который вводил особые конструкторские бюро ОГПУ. В них работали специалисты, осужденные за вредительство. Такие научно-технические тюрьмы стали именоваться «шарашкиными конторами» или «шарашками». К сентябрю 1931 года конструкторские бюро при ОГПУ работали в Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону, Харькове, Западной Сибири, на Урале и в других городах и регионах СССР. Как отмечают эксперты Международного общества «Мемориал», хотя народный комиссар тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе не раз поднимал вопрос об их закрытии, официально «шарашки» были ликвидированы в 1934 году. А затем внезапно опять появились осенью 1938 года: 29 сентября Ежов подписал приказ №00641, вводящий в структуру НКВД СССР Отдел особых конструкторских бюро (ОКБ).

Вполне вероятно, что письмо авиаконструктора главе НКВД если не стало причиной возвращения «шарашек», то, по крайней мере, подтолкнуло принятие этого решения, считает зампред совета научно-просветительского центра «Мемориал», один из ведущих специалистов по истории органов ВЧК-ОГПУ-НКВД Никита Петров. «Туполев знал о такой форме использования ученых. Он, думая, что вот он арестован, но может принести пользу родине, пишет в начале 1938 года такое письмо Ежову. А во второй половине 1938 года НКВД принимает решение о возвращении ОКБ, так как к тому времени скопилось много арестованных специалистов, и можно было их снова использовать. Это вполне может быть, да»,— сказал господин Петров корреспонденту “Ъ”.

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)